Как устанавливается срок исковой давности при виндикационном иске

Полезная правовая информация на тему: "Как устанавливается срок исковой давности при виндикационном иске" от профессионалов и понятным языком.

Как устанавливается срок исковой давности при виндикационном иске

Время — это неправовое явление и не может подлежать юридической регламентации. Течение времени не зависит от человеческой воли и сознания. Однако продолжительное временное существование человеческого общества и отношений внутри него с необходимостью обусловило придание юридической значимости истечению того или иного промежутка времени в гражданских правоотношениях. Обществом было признано влияние времени на осуществление, возникновение, прекращение, защиту прав: «Время в некоторых случаях создает правовую защиту фактическому положению, превращает факт в право, создает право, но оно же и погашает право. Время дает право одному и отнимает у другого».[20. С. 89].

Вместе с тем в качестве самостоятельного правового института давность не утвердилась ни в позитивном праве, ни в юридической науке. Это обусловлено тем, что само по себе истечение любого временного периода не может дать правового результата. Возникновение или прекращение права обставлялось наличием других условий помимо истечения определенного срока, которые только в совокупности могли привести к юридически значимому результату.

Исковая давность и ее применение при рассмотрении виндикационного иска порождают ряд вопросов, как-то: В чем цель и назначение исковой давности по спорам о собственности? Что именно погашается применением исковой давности? каково правовое положение имущества при отказе в виндикации по причине пропуска срока исковой давности? Когда начинается течение срока исковой давности при виндикации? Эти вопросы были предметом исследования не одного поколения российских цивилистов как в дореволюционное время, так и в советский период. Теоретическая актуальность и практическая потребность разрешения этих вопросов сохраняются и в настоящее время.

В гражданском праве различают сроки осуществления прав и сроки защиты прав. Действующее законодательство определяет исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Требования к краткости законодательных формулировок не позволили в данном случае в полной мере раскрыть содержание и назначение этого института.

Можно представить исковую давность как установленную законом возможность неосуществления в судебном порядке права, для защиты которого предъявлен иск.

В данном определении акцент необходимо делать именно на возможности неосуществления права в принудительном порядке (т.е. через суд), поскольку применяется исковая давность только по заявлению противоположной стороны в споре (ст. 199 ГК РФ). Следовательно, если ответчик не заявит об истечении срока исковой давности, то судебное разбирательство будет продолжаться до рассмотрения спора по существу, в результате чего право истца может быть подтверждено судебным актом.

Удаление суда от разрешения вопроса, применять исковую давность или нет, полностью устраняет «карательный» элемент в предназначении этого института и одновременно усиливает его значение как средства защиты.

Из сформулированного нами определения следует, что исковая давность не ограничивает во времени возможность обращения к судебной защите нарушенного права.

Правила об исковой давности относятся к общей части гражданского законодательства. Учитывая, что в соответствующих нормах закона (ст. 195, 199, 200 ГК РФ) речь идет о нарушениях прав, то положения этих статей в равной мере применимы к относительным (обязательственным) и к абсолютным (в том числе праву собственности правам), а это значит, что названные выше цели исковой давности имеют место и при рассмотрении в суде виндикационного иска. Однако специфика вещно-правовых отношений придает исковой давности ряд особенностей.

Первая из этих особенностей заключается в ответе на вопрос: что же, собственно, погашается исковой давностью при рассмотрении виндикационного иска? При этом под погашением в юридической литературе, посвященной исследованиям исковой давности, понималось прекращение права.

В связи с изложенным возникает вопрос: какое право прекращается применением исковой давности при виндикации?

Согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске. Как видно, норма закона не указывает на прекращение какого-либо права.

В соответствии с общими положениями гражданского законодательства (ст. 1, 11 ГК РФ) обладателю права собственности, как и других гражданских прав, гарантировано право на судебную защиту, притом последняя реализуется в исковой форме, которая заключается в праве на иск заинтересованного лица. Право на иск представляет собой установленную законом возможность лица, чье право нарушено или оспаривается, обратиться в суд за рассмотрением и разрешением возникшего спора.

Особенностью исковой формы судебной защиты, в том числе виндикационного иска, является разграничение в праве на иск — право на предъявление иска и право на удовлетворение иска. Исковая давность воздействует на право на удовлетворение иска, так как с истечением установленного законом срока и с подачей заявления об этом ответчиком для истца «закрывается» возможность получить удовлетворение требования к ответчику в судебном (т.е. принудительном) порядке. При виндикации это будет означать отказ суда в удовлетворении требования к ответчику о выдаче спорного имущества.

Большинство современных исследователей приходит к выводу о том, что с истечением срока исковой давности материальное право не погашается, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в принудительном порядке. Эти доводы опираются на точку зрения о самостоятельном существовании материального права и права на судебную защиту любого нарушенного гражданского права (т.е. права на иск). Сторонники этой позиции считают ее наиболее убедительной «как в наибольшей степени согласующуюся с правилами, установленными действующим законодательством» [10. С. 376].

На наш взгляд, верной представляется точка зрения, согласно которой в подобной ситуации сохраняется материальное право. К аргументам упомянутых авторов в пользу этой позиции можно добавить следующие доводы.

Исковая давность воздействует лишь на право на удовлетворение иска и не влияет на сущность защищаемого материального права (его возникновение, действительность, прекращение и пр.). Сторонники противоположной точки зрения вольно или невольно отождествляли материальное право с правом на иск (правом на его удовлетворение). Материальное право (в данном случае право собственности) продолжает существовать еще и потому, что одно лишь истечение известного промежутка времени не может служить основанием прекращения права. Взять хотя бы право на удовлетворение иска. Для его прекращения (погашения) требуется заявление противоположной стороны в споре. Если же такого заявления не последует, то право на удовлетворение иска не погашается, а спор о материальном праве (собственности) разрешается по существу.

Следовательно, материальное право и право на иск не равнозначны и не представляют собой составные части одного целого. Право на иск (иначе — установленная законом возможность судебной защиты нарушенных прав) присуще каждому участнику гражданских правоотношений, обладателем какого бы права он не являлся: относительного или абсолютного, имущественного или неимущественного. Здесь не следует смешивать возможность субъекта, свободного своей волей и в своем интересе приобретать и осуществлять гражданские права, с гарантированной законом возможностью судебной защиты этих прав.

Читайте так же:  В каких странах разрешено иметь двойное гражданство (второе)

На практике встречаются ситуации, когда ответчик соответствует требованиям, предъявленным законом к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК РФ), и по этим основаниям вполне может отразить притязания истца и добиться отказа в иске. Вместе с тем ничто не мешает этому добросовестному приобретателю заявить о применении исковой давности при истечении соответствующего срока и получить тот же результат (отказ в иске), не вдаваясь в выяснение добросовестности своего приобретения. В данном случае его положение ничем не будет отличаться от положения ответчика, который не являлся добросовестным приобретателем, но также заявил о применении исковой давности.

Противоречивость подобной ситуации очевидна. С одной стороны, посылка о сохранении материального права говорит в пользу истца, а с другой — оставление истребуемого имущества у ответчика (в связи с отказом в иске) и отсутствие законных оснований для принудительного изъятия имущества (не говоря уже об отказе ответчика от добровольного возврата имущества) свидетельствуют в пользу ответчика. Получается, что субъективное право оказывается «оторванным» от объекта. Подобная ситуация юридически невыгодна ни ее участникам, ни обществу в целом.

Если для разрешения этого противоречия обратиться к действующему законодательству, то получается следующая картина. После отказа в удовлетворении виндикационного иска в связи с истечением срока исковой давности можно полагать, что ответчик обретает статус лица, владеющего по давности (ст. 234 ГК РФ). В связи с чем право собственности у истца прекратится лишь после истечения срока приобретательной давности с одновременным возникновением права собственности у ответчика на это же имущество. Казалось бы, все ясно и ответ на интересующий вопрос получен. Однако проблемы остаются, и связаны они как раз с правовым положением спорного имущества после отказа в виндикации.

Точка зрения, согласно которой имеет место попадание имущества в режим давностного владения после отказа в его виндикации по мотивам пропуска исковой давности, встречает возражения среди цивилистов. Попробуем разобраться почему.

Очевидно, что правила ст. 302 ГК РФ не регулируют приобретение собственности, так же как не регламентируют правовой режим имущества, оставшегося у ответчика. Обозначить положение имущества как бесхозяйной вещи оснований не имеется, так как квалифицирующим признаком бесхозяйных вещей по ст. 225 ГК РФ является отсутствие у них собственника (в том числе в связи с отказом от права собственности). При виндикации истец вполне может быть действительным собственником спорного имущества.

В то же время нахождение имущества в режиме бесхозяйной вещи не исключает возникновения права собственности в силу приобретательной давности (п. 2 ст. 225 ГК РФ). Но только в отношении движимых вещей. Поэтому давностное владение представляется соответствующей (адекватной) юридической характеристикой положения имущества в подобной ситуации. Причем акцент следует делать на том, что оставление имущества у ответчика при отказе в виндикации по причине пропуска срока исковой давности отнюдь не единственный случай давностного владения.

Владение по давности — незаконно, в его основе нет права. Здесь отчетливо видно, что наличие добросовестности свидетельствует об отсутствии права на вещь. Поэтому добросовестный приобретатель имущества у несобственника (при отсутствии в законе нормы, предусматривающей такой способ приобретения права собственности) не защищен от виндикации в пределах срока исковой давности. Взаимосвязь существующих правил о виндикации и норм о приобретении права собственности указывает, что отказ в иске в связи с пропуском срока исковой давности служит началом владения по давности.

Поскольку имущество находится у лица, не являющегося собственником, то вовлечение его в оборот довольно проблематично, так как имущественный оборот — это гражданские правоотношения собственников. При этом закономерно возникают вопросы финансового порядка, в том числе такой: если собственником продолжает считаться истец, то кто будет уплачивать налоги с имущества и нести бремя по его содержанию? Неопределенность этих отношений будет довольно продолжительной: для недвижимого имущества — 15 лет, для движимостей — пять лет. В этой ситуации, очевидно, неудобства испытывают обе стороны. С раскрепощением имущественного оборота в нашей стране подобные неопределенности лишь сдерживают развитие гражданских правоотношений.

В качестве выхода из сложившейся ситуации можно предложить уравнять сроки исковой и приобретательной давности, а для движимых вещей срок приобретательной давности уменьшить до одного года. Тогда уменьшится временная продолжительность неопределенности правового положения имущества. Одновременно возрастет оборотоспособность имущества в целом.

Момент начала течения срока исковой давности при виндикации похищенного

Помогите найти судебный акт.

То ли в конце 2014, то ли в начале 2015 г. Верховный суд вынес судебный акт по делу о виндикации (по-моему, земельного участка, хотя точно не помню). В этом деле имущество выбыло в результате хищения, что было установлено в рамках уголовного дела.

После уголовного дела законный собственник пошел с иском о виндикации. И верховный суд указал, что срок давности должен отсчитываться с момента, когда законный владелец был признан потерпевшим по уголовному делу о хищении.

Лично читал этот судебный акт, но найти его не получается.

[1]

Исковая давность и виндикационный иск

Интересна позиция А.А. Каравайкина, который акцентирует внимание на то, что виндикационный иск «может быть предъявлен в случае временной утраты» [1] [2] владения. Временный характер нарушения прав законного владельца обусловлен тем, что, утратив вещь, он не утрачивает своего права на нее. Более того, на виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ.

Долгое время проблемным оставался вопрос о моменте, с которого начинает течь срок исковой давности на виндикационное требование. Дело в том, что между выбытием имущества из владения собственника и обнаружением этого имущества, а равно и лица им владеющего может пройти более трех лет. При этом на протяжении времени розыска утерянного имущества собственник лишен возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Указанная проблема была разрешена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, но только в отношении движимого имущества. В пункте 12 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения [3] суд высказал позицию, в соответствии с которой течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

Такое решение проблемы мотивированно тем, что согласно пункту 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. А в силу статьи 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом защита права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чье право нарушено, неизвестен нарушитель права — потенциальный ответчик. Следовательно, срок исковой давности по требованию о его возврате начинает течь с момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика.

Сложным, с практической стороны, является вопрос о том, как достоверно подтвердить дату обнаружения истцом своего имущества у ответчика. И насколько эта указанная истцом дата обнаружения будет соответствовать фактическим обстоятельства.

[3]

Еще один аспект применения исковой давности в отношении виндикации рассмотрен в пункте 13 указанного Обзора. В нем ВАС РФ указал, что суды должны отказывать в удовлетворении виндикационного иска к ответчику, получившему спорное имущество от лица, к которому истец уже обращался с виндикационным иском, оставшимся без удовлетворения в связи с истечением срока исковой давности.

Читайте так же:  Как получить гражданство юар

Такая позиция суда объясняется тем, что исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново. В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом ГК РФ не содержит оснований для восстановления срока на защиту права собственности при смене владельца.

Представляется, что предложенная ВАС РФ позиция недостаточно обоснованна. Дело в том, что основанием предъявления виндикационного иска является незаконное завладение чужой вещью. А отказ в виндикационном иски по мотиву пропуска исковой давности не легитимирует владение ответчика, оно остается незаконным. Кроме того, такой ответчик не становится собственником спорного имущества только по факту отказа в иске. Следовательно, он не обладает правом передавать владение другим лицам. По этой причини владение лица, которому ответчиком передано спорное имущество, остается незаконным и также нарушает права собственника. В указанной ситуации возникновение владения на стороне нового владельца нарушает права собственника и определяет момент начала течения срока исковой давности.

Неверность высказанной ВАС РФ позиции теоретически обосновывается в рамках теории охранительных правоотношений. Отношения, в рамках которых происходит применение вещных исков, относятся к числу охранительных по своей природе правоотношений. С точки зрения охранительных отношений право на защиту возникает с момента нарушения или оспаривания субъективного права. А само нарушение ведет к появлению нового правоотношения относительного характера между собственником и нарушителем. Следовательно, каждый новый факт нарушения прав собственника является основанием возникновения самостоятельного охранительного отношения, в рамках которого и будет решаться вопрос о давности использования виндикационного иска.

Вопрос об определении момента, с которого начинает течь срок исковой давности при виндикации недвижимого имущества до сих пор не решен. Высший Арбитражный Суд РФ не раз отмечал, что при оспаривании зарегистрированного права на недвижимое имущество срок исковой давности начинает течь с момента государственной регистрации права собственности на спорный объект недвижимости за ответчиком [4] .

Надо полагать, что нет оснований к такому определению момента начала течения срока исковой давности. В соответствии со статьей 200

ГК РФ течение срока исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его права. Факт государственной регистрации права собственности, сам по себе, не может являться нарушением, так как государственная регистрация носит правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер.

Следовательно, течение срока исковой давности по искам об истребовании недвижимого имущества начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о внесении новой регистрационной записи. При этом факт внесения регистрационной записи в ЕГРП не означает, что со дня ее внесения лицу стало известно о нарушении его права. Для решения вопроса об исковой давности также имеет значение определение момента, когда истец узнал о недействительности сделки или акта органа государственной власти, на основании которого была произведена государственная регистрация права на недвижимое имущество.

Интересным является вопрос о судьбе вещи (предмета спора) при отказе в виндикационном иске в связи с пропуском срока исковой давности. В пункте 11 рекомендаций о практике применения гражданского законодательства Научно-консультативного совета при ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2008 г., одобренных Президиумом ФАС Волго-Вятского округа (протокол заседания № 1 от 14 марта 2008 г.) указано, что отказ в удовлетворении виндикационного иска не влечет возникновения права собственности у незаконного и недобросовестного владельца (п. 2 ст. 223 ГК РФ). Ответчик может приобрести право собственности на спорное имущество по правилам приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ).

Иной подход высказан в определении ФАС Северо-Кавказского округа от 16 августа 2007 г. № Ф08-4734/07. В нем указано, что решение суда об отказе собственнику в истребовании недвижимого имущества в связи с пропуском срока исковой давности является основанием для регистрации перехода к приобретателю права собственности. Такой судебный акт по существу является основанием для возникновения права у владельца (статья 8 ГК РФ) и его обязательной регистрации в отношении недвижимости в силу статьи 131 ГК РФ.

Собственник, в виндикационном иски которого было отказано по мотивам пропуска исковой давности, не будет способным распорядиться спорной вещью, так как обязательство по договору считается прекращенным в момент его заключения в связи с невозможностью его исполнения по статье 416 ГК РФ (собственник не может передать вещь, она находится в чужом незаконном владении). У покупателя не возникает нового права на виндикацию.

Проблема исковой давности по виндикации на примере споров в системе РАН

Верховный суд разбирался, с какого момента нужно исчислять срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации спорного имущества: когда стало ясно, кто его незаконный владелец, или когда собственник узнал об обстоятельствах выбытия спорного имущества, но при этом четкого отказа на доступ к нему так и не получил.

5 мая 2006 года ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем» («Навис»), специализирующееся на создании новых технологий, купило у ЗАО «Скан-груп» систему электрического контроля SPEA 4040. А спустя три месяца, 2 августа 2006-го, «Навис», один из его учредителей – Автономная некоммерческая организация «Конструкторское бюро «Корунд-М», а также учредитель последнего – Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук (НИИСИ РАН) – приняли решение о вводе этой системы в эксплуатацию. Стороны договорились использовать оборудование совместно, а местом расположения выбрали помещение в Москве на пл. Академика Курчатова, принадлежащее ФГБУ «Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт».

В 2008 году собственник системы «Навис» прекратил участвовать в использовании оборудования, однако система продолжала находиться на территории Курчатовского института. Письмом от 16 января 2009 года «Навис» попросил НИИСИ РАН допустить его к оборудованию для его демонтажа и вывоза, однако сначала его попросили предоставить правоустанавливающие документы на систему, а когда это было исполнено – ответа на повторный запрос уже не последовало.

Видео удалено.
Читайте так же:  Как взыскать алименты с неработающего отца
Видео (кликните для воспроизведения).

В 2012 году «Навис» еще несколько раз просил вернуть ему оборудование, но безуспешно: все его обращения остались без удовлетворения. А в конце 2012-го компании стало известно, что спорное оборудование находится на ремонте у ЗАО «Предприятие ОСТЕК», поступившее последнему вообще от новой компании – ОАО «КБ «Корунд-М».

И в июле 2013 года «Навис» обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к АНО «КБ «Корунд-М», НИИСИ РАН, «Курчатовскому институту», а также ОАО «КБ «Корунд-М» с требованием возвратить ему спорную систему (№А40-102200/2013). Ссылался он при этом на ст. 301 РФ Гражданского кодекса [Истребование имущества из чужого незаконного владения]. В процессе судебных разбирательств выяснилось, что оборудование находится именно у ОАО «КБ «Корунд-М», и «Навис» от иска ко всем другим ответчикам отказался.

Однако судья АСГМ Анжела Белова в требованиях собственнику отказала. По ее мнению, компания пропустила трехлетний срок исковой давности, установленный в ст. 196 ГК РФ. «Истец не мог не знать об обстоятельствах выбытия спорного имущества из его владения не позднее, чем 16 января 2009 года – с момента уведомления об обеспечении допуска своих сотрудников к системе электрического контроля с намерением ее демонтажа и последующего вывоза, то есть за пределами трехлетнего срока до даты предъявления иска (29 июля 2013 года)», – рассудила судья.

Апелляционная коллегия 9-го ААС (Маргарита Верстова, Наталья Лаврецкая и Наталья Левченко) это решение отменила. На ее взгляд, срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации системы истцом соблюден: он должен отсчитываться с момента отказа в предоставлении доступа к оборудованию. Однако такого отказа вообще не было, сочли судьи: [в 2009 году] в ответ на письмо «Навис» «НИИСИ РАН, наоборот, указал на возможность демонтажа оборудования при условии предоставления правоустанавливающих документов», говорится в постановлении апелляции.

Впрочем, кассационная коллегия АС Московского округа (Виктория Петрова, Елена Зверева и Владимир Кобылянский) это постановление отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Тогда «Навис» обратился с жалобой в Верховный суд. Там компания указывала, что спорное письмо от 19 января 2009 года направлялось ей для доступа на территорию Курчатовского института и не может свидетельствовать о том, что тогда она знала о нарушении своих прав. Отказа же в демонтаже и вывозе оборудования ей вообще не поступало. Кроме того, ссылался в жалобе «Навис» и на то, что до августа 2010 года вообще не знал, кто является «незаконным владельцем» его имущества: именно эта дата согласно выписке из ЕГРЮЛ является датой создания ОАО «КБ «Корунд-М».

Судье ВС Наталье Павловой эти доводы показались заслуживающими внимания, и она передала дело на рассмотрение экономической коллегии. Заседание там состоялось в этот вторник, 1 сентября.

В первую очередь представитель «Навис» Артем Василевич сослался на то, что суды первой и кассационной инстанции необоснованно не учли положение ст. 200 ГК РФ. Согласно этой норме для применения срока исковой давности суду необходимо установить не только дату, когда лицо узнало о нарушении своего права, но и дату, когда установлено лицо, у которого фактически находится в незаконном владении имущество. «По сути, до конца 2012 года мы не знали где находится наше имущество, – рассказывал юрист. – Мы узнали только в ноябре 2012-го, когда ОАО «КБ «Корунд» передало оборудование на ремонт. Мы сразу написали письмо и, только получив ответ, узнали, кто является незаконным владельцем». Эти обстоятельства препятствовали «Навис» обратиться в суд, настаивал Василевич и попросил экономколлегию оставить в силе постановление апелляции.

– Что вы считаете фактом того, что имущество выбыло из вашего законного владения? С каком момента нужно исчислять срок давности? – поинтересовалась у юриста «Навис» председательствующий судья Павлова.

– С ноября 2012 года – когда узнали, кто является незаконным владельцем.

Затем слово взял представитель «Корунд» Александр Задорожный и первым делом решил поделиться с коллегией предысторией спора. «Что связывает компании «Корунд» и «Навис»? Это не посторонние компании. Сама компания «Навис» была учреждена АНО «КБ «Корунд-М», а учредителем последнего в свою очередь является НИИСИ РАН, – рассказывал он. – В 2006 году было составлено решение о совместном использования спорной установки. При этом там есть такая фраза – «в интересах «КБ Корунд-М».

Дальше, по словам Задорожного, события развивались так: в рамках договоренности о совместной эксплуатации «Навис» «формально» приобрел оборудование, а в 2008 году без согласия других участников вышел из соглашения. Причиной же этого, указывал юрист, были корпоративные споры из-за того, что «Корунд» потерял контроль над «Навис». «В 2008 году, в период бурных корпоративных споров, «Навис» и вышел из соглашения о совместном использовании, – пояснял Задорожный. – Теперь удобно говорить, что кто-то что-то не понимал».

Отметил Задорожный – «для понимания хозяйственного значения спорного имущества» – и то, что сегодняшняя стоимость оборудования – это примерно 500 000 – 600 000 руб., и оно «не дорогое и не уникальное». «Да, покупало его «Навис», но оплату аренды помещения, оплату эксплуатации, ремонт осуществляли другие стороны. «Навис» в этом не участвовал, пользуясь при этом результатами этой установки», – говорил он.

А уже в конце своего выступления Задорожный коснулся вопроса исковой давности. По его мнению, суд первой и кассационной инстанции сделали все правильно, исчислив его с 16 января 2009 года. «Истец обо всем знал. И эта дата – крайний срок. Гражданское право не предполагает, что истец может сохранить право, которое было в пренебрежении с его стороны. Да, ОАО «КБ Корунд» было создано позже, но в рамках этого же соглашения о совместном использовании. [В 2009 году] Из обстановки было понятно, что ему [«Навис»] отказывают», – подытожил он.

– Мы исходили из принципа добросовестности… – парировал представитель «Навис».

– Добросовестность не основание в этом случае, – наставил на своем юрист «Корунд». – Иск заявлялся нескольким ответчикам, и задача выяснить где у кого находится оборудование тогда не ставилась.

После этого «тройка» (Павлова, Владимир Попов и Марина Пронина) удалились в совещательную комнату, а спустя час решила все акты нижестоящих инстанций отменить, а дело направить на новое рассмотрение в АСГМ.

Срок исковой давности к виндикационному иску применим?

Добрый день. Мы как юр.лицо передали в аренду недвижимость, срок договора аренды истек, недвижимость не возвращена (нет акта приема передачи который должен был составить Арендатор). С момента окончания срока действия договора аренды прошло 3 года. Можем ли мы подать виндикационный иск? Срок исковой давности — 3 года применяется ли в нашем случае?. Спасибо

Ответы юристов ( 2 )

Добрый день. Срок исковой давности в соответствии со ст. 208 ГК РФ не применяется в вашем случае. Можете подать в порядке ст. 304 ГК РФ, а также взыскать с них плату за пользование вашим имуществом в качестве неосновательного обогащения

Читайте так же:  Правила оплаты госпошлины по иску о признании права собственности

Срок исковой давности при ничтожной сделке – по справедливости или по закону?

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилукогда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества «Русский мех» помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лицапоследующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Мнение юристов

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, «истинным мотивом» решения ВС является «кажущаяся несправедливость ситуации» – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, «неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях». Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

*имена и фамилии изменены редакцией

Исковая давность по виндикации

Исковая давность для виндикации иногда связана с исковой давностью по признанию оспоримой сделки недействительной. Может быть 2 срока. Срок на уничтожение сделки и срок на виндикацию. Иногда вам надо будет оба иска заявлять. По обоим из них надо будет соблюсти исковую давность.

Добросовестность,возмездность, характер выбытия вещи

1. Добросовестность

Поехали дальше! Итак, общее правило заключается в том, что собственник или иной титульный владелец вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения. Но из этого правила есть очень сильное исключение, установленное в пользу добросовестных приобретателей – это 302 ст. ГК РФ. Вот у добросовестного и возмездного приобретателя можно виндицировать только тогда, когда вещь выбыла из владения истца помимо его воли. Вот оно ограничение виндикации. Если добросовестный и возмездный приобретатель, то не всегда мы можем у него вещь отобрать, а только тогда, когда вещь была украдена или иным образом потеряна, или иным образом выбыла из владения истца помимо его воли.

Об этой добросовестности и поговорим. Прежде всего, это одно из оснований приобретения права собственности. Оригинальный способ — добросовестное приобретение: если виндикация невозможна, если добросовестный и возмездный приобретатель, вещь была утрачена помимо его воли — это основание для приобретения права собственности. Ну а теперь подробнее насчёт того, кто такой добросовестный приобретатель, о котором говорит 302 ст. ГК РФ. Прежде всего, этот добросовестный приобретатель — это только тот субъект, который живёт одновременно с неуправомоченным отчуждателем. В смысле 302 статьи только то лицо, которое купило вещь у неуправомоченного отчуждателя может быть добросовестным приобретателем, лицо, купившее вещь, у того лица, которое не имело право вещь отчуждать. Поэтому если и какое-то лицо купило вещь у собственника, он не будет добросовестным с точки зрения 302 статьи. Добросовестный приобретатель для виндикации – это всегда то лицо, которое купило у неуправомоченного отчуждателя. Это очень важно! Помните! Это раз.

Второе. Для того, чтобы считаться добросовестным приобретателем, нужно стать владельцем, нужно приобрести вещь во владение. Ведь виндикация – истребование вещи из владения. 302 статья говорит о том лице, которое владеет вещью. Добросовестный приобретатель будет таковым, если он вещью владеет физически.

Читайте так же:  Обязательное страхование вкладов физических лиц в банках рф

В чём проявляется эта добросовестность и возмездность, прежде всего, добросовестность? 302 статья довольно коротко это описывает: добросовестный приобретатель – это то лицо, которое, приобретая вещь, не знало и не могло знать о неуправомоченности отчуждателя. Т.е. лицо не знало, что у не собственника вещь приобретает, а у мошенника какого-нибудь. Вот тот критерий добросовестности, который указан в 302 ст.

Разумеется, добросовестность предполагается. Поэтому недобросовестность приобретателя должен доказывать истец. Он должен доказывать, что цена ниже рынка, что не было объективных условий, что это покупка через три месяца не имело объективных обоснований и т.д. Очень важно помнить, чтобы в судебном заседании сказать: «пускай истец это доказывает, а не я – ответчик». И в этих обзорах ВС на это прямо обращает внимание. Добросовестность ответчик не доказывает. Это бремя истца. Опровергнуть добросовестность. Но ответчик не лишён возможности приводить доводы, подтверждающие свою добросовестность, он не обязан это делать, но ему никто не запретит.

2. Возмездность

А вот возмездность приобретения должен доказывать уже ответчик, естественно.

Истец, понятное дело, никакими возможностями не обладает. Для возмездности нужно близко к рынку приобрести жилое помещение. Кроме того, не сама цена сделки должна быть близкой к рынку, эта цена должна быть реально уплачена с точки зрения ВС. В одном из дел ВС договорился до того, что нужно проследить, что эта цена была получена стороной по сделке. И цена должна быть уплачена полностью. Только тогда мы – возмездный приобретатель.

3. Характер выбытия вещи

Другой пример часто встречается, часто приводит к ошибкам. Классика жанра. Лицо передаёт свою квартиру нанимателю. Физлицо, частное лицо, другому лицу квартиру сдаёт. Это лицо подделывает документы и квартиру продаёт. Добросовестный приобретатель покупает квартиру. Воли на совершение сделки по отчуждению не было, но была воля на передачу вещи. Он передал вещь арендатору, нанимателю – вот она воля. Вещь выбыла из его владения по его воле. До сих пор это путают. Даже ВС говорит: раз у лица не было воли на отчуждение, на совершение сделки по отчуждению, значит вещь выбыла из его владения по его воле. Неправильно! Мы оцениваем добровольность или недобровольность тупой передачи вещи. Пример с приватизацией приводит ВС. Сделка ничтожна. Хотя не очень классический пример. Пример с приватизацией – пример из обзоров судебной практики. Сделка ничтожна, но передача владения по воле состоялась. Оно имело и волю на совершение сделки, несмотря на то, что сделка была ничтожна. В 10/22 в общем разъяснении подчёркивается, что мы должны выяснять именно волю на передачу, на традицию вещи, а не волю на совершение сделки.

Да, понятно, что если имущество выбывает из владения недееспособного лица, это выбытие помимо воли. Или из владения лица, который на момент совершения традиции не мог отдавать себе отчёт в совершении действий. С другой стороны, если лицо выдаёт доверенность, и на основании доверенности, действуя от его имени, заключает сделку и передаёт во владение имущество, здесь выбытие по воле, так как лицо действует от имени собственника.

[2]

Ещё надо иметь в виду дело Гладышевой и Кириллова ЕСПЧ. Там есть и другие, но не помню их фамилии. Там позиция ЕСЧП в том, что если публичное образование виндицирует что-то своё, и речь идёт о недвижимости, права на которую регистрируются, то если сократить позицию ЕСПЧ, государство должно нести негативные последствия того, что запись в реестре не соответствует действительности. Этого достаточно для добросовестности и характер выбытия из владения не имеет значения. Государство занимается ЕГРП, и оно более сильное, поэтому оно должно нести соответствующие риски. Пока только в деле Дубовца нашло подтверждение позиция ЕСПЧ, но там о жилых помещениях речь.

Еще, когда мы говорим про добросовестного приобретателя, то для того, чтобы он был добросовестным приобретателем, он должен быть возмездным, не должно предполагаться то, что отчуждатель неуправомоченный, но и сама сделка по приобретению должна существовать. Пусть даже она ничтожна по каким-то основаниям, сделка должна быть, пороков других у неё быть не должно. Не должно быть недееспособности стороны сделки на той или другой стороне. Чтобы быть добросовестным приобретателем, нужно чтобы сама сделка была корректной во всём, кроме того, что у нас отчуждатель — неуправомоченное лицо, всё остальное должно быть корректно. Если всё это есть, то у нас добросовестный приобретатель становится собственником, это имеет то важное последствие, что теперь даже если добросовестный приобретатель дальше произведёт отчуждение имущества, прежний собственник истребовать имущество не сможет уже. С виндикацией всё.

Негаторный иск

Негаторный иск направлен против тех нарушений, которые не связаны с нарушением владения

. Ну прежде всего, не всегда легко определить с каким нарушением мы имеем дело. Не помню говорил я или нет, скажем, если сосед захватил часть чужого ЗУ. Вот один сосед у другого отхватил часть ЗУ. Это связано с лишение владения или нет? Виндикационный иск или негаторный? Очень важное различие, потому что на негаторные не распространяется исковая давность. А захваты кусков частей чужого ЗУ крайне распространённое явление и очень часто эти споры были бы задавнены, если бы они оценивались по правилам о виндикации. Судебная практика исходит из того, что это негаторные иски. Практика говорит, что тут нет нарушения владения, следовательно, иск негаторный. Негаторный иск предоставлен и собственнику и другому титульному владельцу. Про негаторный иск — это совместное постановление 10/22 и специальное информационное письмо 2013 года 153 ВАС по негаторным искам. Мы о нём говорили, когда говорили о защите прав сервитуария.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Дата добавления: 2018-05-12 ; просмотров: 200 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источники


  1. Треушников, М.К. Судебные доказательства / М.К. Треушников. — Москва: СИНТЕГ, 2014. — 272 c.

  2. Шавалеев, Михаил О неотвратимости юридической ответственности в России / Михаил Шавалеев. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2017. — 180 c.

  3. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 2. — Москва: Мир, 2002. — 528 c.
  4. Астахов, Павел Земельный участок. Юридическая помощь по оформлению и защите прав на землю с вершины адвокатского профессионализма / Павел Астахов. — М.: Эксмо, 2015. — 256 c.
  5. Оксамытный, В.В. Теория государства и права / В.В. Оксамытный. — М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. — 563 c.
Как устанавливается срок исковой давности при виндикационном иске
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here